j

Lorem ipsum dolor amet, consect adipiscing elit, diam nonummy.

Follow Us

Поиск

Джузеппе Арноне: «Дом – это пространство, где вы главный»
  -  Интервью   -  Джузеппе Арноне: «Дом – это пространство, где вы главный»
Джузеппе Арноне, архитектор

Основатель студии архитектуры и дизайна ARNO ARCHITETTURE Джузеппе Арноне – один из востребованных итальянских архитекторов, работающих с российскими заказчиками. Об особенностях творчества итальянца в России, о том, как воспринимается наша страна глазами выпускника флорентийской школы, мы записали специальное интервью для читателей сайта.

Расскажите о вашей личной истории, о вашем образовании. Что вы запомнили из своего обучения во Флоренции.

Я очень хорошо помню свои университетские годы. С наслаждением вспоминаю этот изумительный город – Флоренцию. Если ты пожил там, то обязательно в душе что-то особое останется на всю жизнь. Любой человек, который приезжает во Флоренцию, восхищается ее улицами и площадями. Но только представьте, какое впечатление этот город оказывает на студентов-архитекторов. В каждом уголке, на каждом перекрестке – подлинное искусство. Ни в одном месте в мире нельзя найти такую концентрацию великих архитектурных шедевров разных стилей, эпох. Мы выходили с лекции, садились на ступеньки, любовались Портичи, другими шедеврами. Мы жили в атмосфере архитектуры, обучение продолжалось и за пределами аудитории. Мы дышали этим.

Были ли у вас какие-то особые учителя с большой буквы?

Все учителя были прекрасные. В университетах такого уровня преподают настоящие личности. Очень хорошо помню профессора математики, который с таким юмором и выдумкой объяснял нам сложные формулы, что моментально становилось все понятно. Представьте, мы изучаем какую-то заковыристую функцию, а из аудитории слышится смех. Это, конечно, дар педагога.

За успехами сокурсников удается следить?

Постоянно вижу знакомые лица в публикациях модных архитектурных журналов, читаю о каких-то новых работах бывших студентов с нашего или с соседних потоков. Но каждый архитектор – это все-таки творческий одиночка. Не всегда есть время на общение, тем более что все мы много путешествуем, уходим с головой в проекты.

Когда вы почувствовали себя архитектором?

Первый момент был сразу после сдачи экзамена по специальности, когда меня включили в реестр архитекторов, но, конечно, я был еще просто выпускник. Это чувство приходит постепенно. Даже не с первым построенным зданием по твоему проекту. Мастер формируется медленно, шаг за шагом. Творческие люди, как правило, сильно рефлексируют, хотят от себя большего. Думаю, что я врастал в профессию несколько лет после окончания университета. И сейчас я постоянно стремлюсь развиваться, очень строго отношусь к тому, что и как я делаю. Большие и сложные проекты, результат которых радует глаз, создает новое пространство, повышают самооценку. И приятно, когда не ты сам себе воздаешь хвалу, а слышишь, как кто-то произносит: «Да, это большой архитектор» (смеется).

Раскройте свою творческую философию. Перед началом интервью вы очень интересно говорили о назначении архитектуры.

Архитектура – это глубочайшее понятие, явление. Это самый технологичный вид искусства и самый творческий вид технологий. Музыканты работают со звуком, с нотами, писатель – со словом, а мы – с железобетоном, камнем, стеклом… Создаем красоту из, если можно так выразиться, брутальных материалов. Но, как и писатели, и музыканты, мы вызываем эмоции. При этом градус эмоции не должен снижать функциональность. Очень важна взаимосвязь: место – человек – проект. Каждый дом, каждый дизайн – индивидуальны для каждого человека. Я не приемлю стандартных шаблонных решений. В этом смысле мне ближе работа портного, который шьет костюм или платье для конкретного человека, снимая мерки, учитывая особенности фигуры, а также образа жизни.

Как вы оценивайте в этом смысле российскую архитектуру? Что вы нашли для себя интересного на фоне позднесоветской застройки, которую уж точно не назовешь индивидуальной?

Я не был во всех городах, поэтому не берусь обобщать. Я неплохо знаю Москву и нахожу ее очень интересной. Тут высочайшая динамика в развитии архитектуры, попадаются очень симпатичные проекты. Сюда регулярно приглашают лучших мировых звезд. Парк «Зарядье», например, прекрасно выполнен с архитектурной точки зрения. Небольшое пространство использовано на двести процентов, функционально и эстетично. Музейный центр «Гараж» – тоже очень интересный. Мне понравились колонны из картона, которые придумал японский архитектор Шигеру Бан. Есть в России своя система качественных архитектурных медиа. В общем, Москва в тренде, как говорится. В других городах, которые я видел, ситуация пока еще несколько иная.

Чем вас привлекает работа в России? Изменила ли она как-то ваш вкус?

Россия – страна возможностей, огромная страна с потрясающей культурой. Здесь все масштабно. Одним из первых моих проектов здесь был жилой дом на пять тысяч квадратных метров. Это, конечно, грандиозное поле для творчества. Что касается профессиональных изменений, то скорее нет. С точки зрения архитектуры я очень крепко привязан к флорентийским корням. А вот с точки зрения общего культурного развития – безусловно, я почувствовал движение вперед. Я стал понимать, чем дышали Чайковский и Рахманинов, стал лучше чувствовать Чехова… Кстати, в университете мы изучали работы русских конструктивистов, в том числе Константина Мельникова, и мне было очень интересно увидеть эти здания вживую.

Но насколько российские клиенты способны оценить, что с ними работает настоящий итальянский архитектор флорентийской школы? Могут ли они понять нюансы, смаковать то искусство, которое живет в вашем творчестве?

Есть очень требовательные русские клиенты, которые если и имеют пробелы в теории, то чувствуют гармонию, схватывают настроение проекта. У многих россиян есть инстинкт стиля, если вы понимаете, о чем я. И в последние годы таких продвинутых заказчиков становится больше и больше. С ними очень интересно работать, потому что получается живой отклик и содержательный диалог.

В чем особенность студии Арноне и чем она отличается от других, работающих в России?

Для меня и для всей команды главная особенность – это наши ценности. Творческие ценности, человеческие ценности, чувство проекта, техническая подготовка. Мы очень скрупулезны в работе. У нас особый стиль общения с клиентом. Мы сразу выясняем желания наших заказчиков, стараемся их предугадывать. Мы вкладываем много сил в подготовительный этап, прорабатываем все нюансы на старте. Творим вместе с клиентом, летаем вместе в Италию, чтобы подобрать материалы и мебель, чтобы вместе посмотреть какие-то здания, решения, напитаться идеями. Как-то один знакомый сказал, что мы – архитектурно-психологическое бюро, поскольку в нашей работе есть что-то от психоанализа. Это, конечно, шутка, но в ней что-то есть. Тем более что вместе с каждым заказчиком мы проходим увлекательный путь эволюции проекта, который часто помогает человеку понять себя, свои истинные желания, свои взгляды и планы на жизнь. Еще очень ценно то, что у нас сложившаяся команда специалистов. Мы уже восемь лет работаем вместе в одной идеологии, в одной культуре, одной творческой семьей.

К чему должен быть готов клиент, который набирает ваш номер?

Если он уже позвонил, значит, кто-то ему о нас рассказал (смеется). Он или она должны знать, что здесь их готовы слушать, готовы сотрудничать и вместе творить, создавать дом или другой проект. И наш заказчик должен быть готов довериться нам. Многие приходят уже с идеями в голове. Нам гораздо легче, когда человек знает, чего хочет. Но бывают такие случаи, когда заказчик приходит с идеями о классическом дизайне, а в итоге мы согласуем решение в жанре минимализма. И безусловно, перед началом сотрудничества мы должны понимать бюджет, функциональные запросы, получить подробную информацию о месте, окружающей территории.

Насколько вы гибки в отношениях с клиентом?

За 30 лет работы у меня сложился определенный порядок действий, которому я стараюсь следовать. Но есть моменты, которые происходят исходя из обстоятельств. Мы стремимся к совместной работе, к совместному творчеству. Процесс проектирования – это пирамида, в самом верху которой запросы клиента. Это правило.

А если клиент хочет золотые колонны везде поставить?

Тогда он все-таки поменяет архитектора (смеется). Если серьезно, то у нас не было ситуации, чтобы мы не нашли общего языка с заказчиком. У нас достаточно опыта и примеров под рукой, чтобы деликатно подвести к наиболее разумному решению – и в дизайне, и с точки зрения прикладного назначения того или иного элемента. Это тоже часть нашей работы, поскольку у меня и коллег есть специальное образование, и мы с удовольствием делимся этими знаниями.

Вы вкладываете душу в проекты, вспоминаете их? Или просто отпускаете в прошлое?

Я помню все свои проекты. Есть любимые работы, к которым я мысленно часто возвращаюсь. Конечно, помню те, что оказались очень сложными, амбициозными. Еще очень ярко запоминается радость заказчика, когда он обретает свой идеальный дом или идеальный офис.

Ваши любимые материалы…

Стекло, современные материалы, которые дают ощущение легкости. Я вообще тяготею к минимализму. То, что часто называют «скандинавским стилем», но такое направление есть и в Италии. Но я с удовольствием работаю в разных жанрах.

И заключительный вопрос. Что вы посоветуете человеку, который решил построить дом?

Я очень советую всегда помнить, что дом – это главное место, место, где будет проходить именно ваша жизнь, где для вас все должно быть удобно и гармонично. Поэтому необходимо продумывать все детали, связанные и с вашими привычками, и с работой, и с особенностями характера. Дом – это пространство, где вы главный, где стены и каждая деталь должны уважать и поддерживать вас.